Калейдоскоп интересных событий в мире и фактов из жизни

Как я сидела на Исповеди

или Мое первое знакомство с лошадью

Ветер в ушах звени-ит! Деревья мимо летя-aт!.. Поворот, еще поворот, у-ух!! Дышать почти невозможно.

Впереди бревно, даже не бревно, а так, бревнышко, но я-а-а!... судорожно цепляюсь за уздечку, затягивая ее так, что лошадь начинает взбрыкивать. Я теряю стремя... Прыжок! - довольно мягко, на следующем повороте чуть не вылетаю из седла. Пытаюсь попасть ногой в стремя... Бац!.. Ударяюсь лбом о ветку, нависшую над дорожкой - были бы мозги, сотрясение будет! Ну, теперь точно выпаду из седла! Оп, смена пошла шагом, и моя Исповедь, влетев в хвост впереди скакавшей Прихоти, тоже переходит на шаг. Я УСИДЕЛА!!!

С детства у меня было три навязчивых желания: прокатиться на лошади, прыгнуть с парашютом и нырнуть с аквалангом. Конечно, это только программа-минимум, но выполнила я из нее только первый пункт.

Впервые в конный прокат я пришла с подругой. "Не бойся, - напутствовала она меня. - Скакать - пара пустяков. Только ты скажи, что уже много раз ездила, а то они тебя в лес не возьмут". Дело в том, что новички первые занятия проводят на плаце - поле возле конюшни, - а те, кому подавай ощущений поострее, едут с инструктором в лес в смене (рядком, друг за другом).

Если первая лошадь (инструкторская) пойдет галопом, то остальные животные, подчиняясь стадному чувству, бросаются за ней, и остановить их может только опытный наездник. Если из поля зрения лошади исчез хвост впереди идущего животного, то она просто начинает беситься.

Услышав, что я уже "несколько раз ездила на даче", инструктор без лишних вопросов назвал мне имя "моей" лошади и предложил подождать остальных "камикадзе". Мы с подругой ходили по конюшне от денника к деннику* и кормили лошадок сухим хлебом. Мое состояние походило на восторг первоклассника, который первый раз сел за парту и в трепете ожидает, что же будет дальше.

Когда амазонки (молодых людей, как ни странно, не было) собрались в количестве, равном числу лошадей, нам выдали скребки и щетки, чтобы почистить животных. Оказывается, это тоже надо уметь: сначало нужно работать скребком, затем щеткой, причем начинать надо с определенных частей тела животного, которые, кстати, и чистятся по-разному. Ко всему, лошади, стоящие в деннике по двое, могут подраться, и тогда очень нежелательно попасть им под "горячее копыто". Чтобы остаться живой и исчерпать инцидент, нужно хорошенько на них рявкнуть. Так что не все так просто. Поскольку моя лошадь, видимо, спала лежа, она вся была в опилках и пыли. После процедуры чистки, весь вышеперечисленный мусор украшал мою одежду.

Когда лошади были готовы, нас повели в домик, недалеко от конюшни, где нужно было получать снаряжение. Здесь на нас навесили уздечки, седла, вальтрапы** и потники*** и отправили обратно к конюшне.

Оседлать Исповедь мне помогла подруга.

Когда я выводила лошадь, та наступила мне на ступню. Природная терпеливость помогла мне стерпеть эту пытку (синяк в форме месяца украшал мою ногу четыре недели).

Наконец, я взгромоздилась в седло, получив между делом выговор от инструктора, потому что на лошадь, оказывается, влезать нужно слева. Устроившись в седле и заставив свою четырехкопытную знакомую сделать первые шаги, я почувствовала, насколько зыбко мое положение. Захотелось, чтобы лошадь встала и стояла.

Инструктор в последний раз посоветовал новичкам потренироваться на плацу, но подмигивающая подруга не оставила мне пути к отступлению. Смена отправилась в лес. Исповедь и я оказались вторыми с конца.

Щурясь от прорывающихся сквозь резные ветки деревьев солнечных лучей, я раскачивалась в седле и чувствовала, как прекрасна жизнь. Но видимо, чтобы она такой уж сладкой не казалась, смена пошла рысью. Я вцепилась в уздечку (то, что можно схватиться за седло, хотя это делать запрещено, но очень удобно, я не догадалась). "Шире рысь!" - кричат впереди меня. Самые первые лошади чуть замешкались. Куда уж шире? Я и так трясусь в седле, как белье в стиральной машинке. Лошадь храпит (ей тоже не в кайф подобный седок), но не останавливается. Передние лошади, опомнившись, начинают догонять инструктора, иногда переходя с рыси на галоп. Конечно, галоп мягче, чем рысь, и облегчаться**** на нем не надо, но трясусь я все равно знатно. Лошади, пытаясь догнать друг друга, кажется, перешли на полет. (Позже я узнала, что такой аллюр называется карьерным галопом.) Вот тогда-то я чуть не вылетела из седла. Но ощущение!!! Это непередаваемо, ты забываешь про все, адреналин в крови вырабатывается в огромном количестве, и о-очень хочется жить. И я выжила, вынеся из этого приключения доисторический восторг первобытного человека, убившего мамонта, и здоровую шишку на лбу.

Но если вы думаете, что шишка, синяк на ноге и сломанный ноготь заставили меня никогда больше не появляться в конном прокате, то вы ошибаетесь. Тоскливо в наше время без острых ощущений...

Мария ПИСКАРЕВА

Конно-спортивный словарик:

* Денник - стойлo для коней в конюшне.

** Вальтрап - суконная покрышка, надеваемая на седло.

*** Потник - войлок под седлом.

**** Облегчаться - на рыси приподниматься в седле на каждый шаг правой ноги лошади, чтобы уменьшить тряску и облегчить движения животного.

Свежие записи