Калейдоскоп интересных событий в мире и фактов из жизни

Конан-варвар, брат Александра Невского

Кончается ХХ век, а вместе с ним - человеческое доверие к Технологии и возрождается интерес к Магии. Мы тянемся к своим корням, мечтая восстановить утраченную естественную (а если получится - то и сверхъестественную!) силу.

На самом массовом, стереотипном уровне этот процесс воплотился в кино в жанре "фэнтези". Мускулистые воины-меченосцы, обольстительные полуодетые принцессы, мрачные колдуны с безумными глазами - все они стали новыми кинозвездами 80-х.

Идеальным героем кинофэнтези был, как известно, молодой культурист Шварценеггер. Когда кино вспомнило о Конане из Киммерии, с его популярностью в литературе мог соперничать, пожалуй, только Тарзан. Сценарист и режиссер Джон Миллиус вычленил из огромной массы романов Роберта Говарда и других авторов мифологические мотивы - месть за отца, испытания и т.д. Фильм "Конан-варвар" получился по-настоящему эпическим, в нем просматривались традиции "Нибелунгов" и "Александра Невского". К сожалению, автор продолжений - Ричард Флейшер, режиссер старой закваски, снизил этот уровень. Сначала он привнес в "Конана-разрушителя" инфантильное целомудрие, а затем Арнольда переименовал в Калидора, и того оттеснила "Рыжая Соня" Бриджит Нильсен - эдакий Конан в юбке. А авторы мультсериала "Конан-авантюрист" вообще превратили сагу в детский комикс-сказочку.

Впрочем, инфантильность фэнтези была привычнее для зрительских масс. Ведь, строго говоря, жанр этот появился в кино совсем не в 80-е...

Первым фильмом-фэнтези можно считать "Королевство фей" 1903 года. Затем, конечно, уже упомянутые "Нибелунги" Фрица Ланга. К сожалению, после него традиции европейской мифологии в кино были надолго забыты. Авторы кинофэнтези шли в основном по трем проторенным дорогам - античной, восточной и детской. Любимыми героями стали Багдадский Вор с Синдбадом, а любимыми странами - Страна Чудес и Страна Оз.

Создавали кинофэнтези и отечественные киносказочники - Птушко и Роу ("Садко", "Кащей Бессмертный" и пр.). Однако тон как всегда задавали американцы: Дуглас Фэрбенкс, Уолт Дисней, Джуди Гарланд, Рэй Харрихаузен. Особенно последний - мастер спецэффектов. Его золотым рукам принадлежат циклопы, кентавры и демоны из сериала о Синдбаде, "Язона и аргонавтов" и "Битвы титанов".

Фэнтези как нельзя лучше соответствовало чисто американскому желанию "объять необъятное". Действительно, где еще, как не в штатовских фильмах, можно совершить путешествие из Багдада к Южному полюсу в египетскую гробницу за Светом Аполлона ("Синдбад и Глаз Тигра")?

Неудивительно, что жонглирование чужой мифологией вызвало естественную ревность на исторической родине. Первыми встрепенулись итальянцы, разродившись в конце 50-х сериалом о подвигах Геракла. (Так что приглашение культуристов на роли мифических героев - это не "made in USA", а "made in Italy"). Однако спустя 40 лет античный богатырь все-таки не устоял перед американцами - в сериале "Геркулес: легендарные путешествия" он ничем не похож на древнего грека и даже не так уж мускулист (впрочем, в этом есть своя логика - ведь Геракл самый сильный, а вовсе не самый накачанный!).

Постепенно стереотипы массового спроса стали втискивать фэнтези в стандартные рамки вестерна или детской сказки. Появились фэнтези а-ля "Великолепная семерка" ("Ястреб-мститель", "Побег из империи"), итальянские дешевые "спагетти-фэнтези" (сериал об Аторе). В фильме "Братья-варвары" буквально скопировали Арнольда - в главных ролях снялись близнецы-культуристы. А "Воин и колдунья" был даже не вторичен, а третичен - это фэнтези-римейк вестерна "За горсть долларов", который в свою очередь был переделкой самурайского фильма "Телохранитель" (недавно переснятого - уже в виде гангстерского "Героя-одиночки"). В общем, деградация крепчала - все меньше спецэффектов, все больше эротики ("Королева варваров") и грубого тинейджерского сленга (сериал о Ловчем Смерти).

Удачи режиссеры ждали лишь в двух случаях - либо на стыке жанров, либо при использовании добротной литературной первоосновы. Образцами первого направления можно назвать "Повелителя зверей" (своеобразный синтез Конана с Тарзаном), "Горца" (фэнтези плюс детектив) и особенно "Бандитов во времени".

Обратились к национальным легендам и англичане. Сначала Джон Бурмен создал "Экскалибур", который в отличие от предыдущих экранизаций легенд о рыцарях Круглого Стола - костюмного "Ланселота и Гиневры", мюзикла "Камелот" - был настоящим фэнтези, с завораживающей магической атмосферой, с пластически безупречными батальными сценами, заставляющими вспомнить Куросаву, и с чисто британской горечью о закате Империи. Затем последовали вариации - как, например, телесериал "Робин из Шервуда", где благородный разбойник сражался не только с эксплуататорами, но и с колдунами. В ответ итальянцы разродились экранизацией "Неистового Роланда" под названием "Сердца и доспехи".

И конечно, кино не могло обойти вниманием столпа фэнтези - Дж. Р. Р. Толкиена. Причем мультэкранизациями его знаменитой трилогии "Властелин колец" дело не ограничилось. Порожденная "оксфордским сказителем" нация хоббитов породила себе подобных. Карлики-дайкины из "Уиллоу"; медведеподобные эвоки из "Возвращения Джедая", шагнувшие в собственный мультсериал и фильмы "Караван смелых" и "Битва за Эндор"; наконец, диснеевские мишки Гамми - все это дальние родственники "маленького народца". А толкиеновская тема избранности, ответственности за весь мир, свалившейся на слабые плечи простого смертного, проблема выбора - эти мотивы прослеживаются практически во всех перечисленных фильмах, а также в недооцененной критикой "Легенде" Ридли Скотта и даже в "Звездных войнах".

Что касается детского фэнтези, то Белоснежка, Пиноккио, Алиса, Питер Пэн, Мэри Поппинс - все они занимали внимание зрителей до поры до времени. Великий кукольник, автор "Маппет-шоу" и "Улицы Сезам", покойный Джим Хенсон создал "Темный кристалл", перенаселенный существами и расами, а затем "Лабиринт" - со вполне взрослыми темами комплекса вины и полового созревания, с органичным для героев жанра Дэвидом Боуи и с самим лабиринтом - словно предвосхитившим современные электронные игры...

Наконец, самая последняя тенденция в кинофэнтези - это так называемые "компьютерные актеры". Благодаря технике фантастические существа становятся наравне с живыми персонажами, а порой и переигрывают звезд, как это случилось в "Сердце Дракона". (Хотя и эта новинка - "хорошо забытое старое" - вспомнить хотя бы "Кинг-Конга" 1933 года!).

Кино, как искусство традиционное, сформировавшееся, постепенно сдает свои позиции перед виртуальной реальностью. И особенно в таком жанре, как фэнтези. Действительно, зачем следить за приключениями героев в волшебной стране, когда можно самому туда попасть с помощью "Пентиума"?

Но это уже, как говорится, совсем другая история.

Андрей ВЯТКИН

Свежие записи