Калейдоскоп интересных событий в мире и фактов из жизни

Школа ужасов Андрея И

Вы любите мясо? А сырое? А ужастики, в которых все завязано только на мясе, чавкающих и булькающих пузырями лужах крови, раздробленных костях, склизких внутренностях... Все это в полном объеме содержится в одном фильме молодого московского режиссера Андрея И - "Конструктор красного цвета". Этот фильм мало кто может выдержать до конца. После просмотра картины на Ялтинском кинофестивале одного кинорежиссера просто стошнило, а другой, потрясая кулаками, яростно требовал в срочном порядке изолировать режиссера, снявшего это неприкрытое и не щадящее народную психику "мясо".

Но этот самый садист-режиссер живет и здравствует. Кроме того, после первой своей работы он снял еще один фильм, не намного "добрее", чем первый, - "Научная секция пилотов".

Фильмы Андрея И, как и вся его жизнь, не укладываются в нормальные человеческие рамки. Андрей И вообще ненавидит само слово "нормальный". Он не только режиссер, но и математик, археолог, обладатель четвертого дана вида восточных единоборств мэнчудо, член Национальной лиги молодежи, президент Международного фестиваля детского рисунка в Пушкинских горах, и при этом - мистик, шаман, "последний бог Маньчжурии" и по совместительству... председатель общества любителей каннибализма.

Как человек, неравнодушный ко всяким ужастикам по телевизору, но в то же время думающий о психическом здоровье нашего и без того тихопомешанного населения, первым делом я спросила у Андрея И:

- Людей обычно пугают всякими дешевыми ужасами. Но Вы-то их пугаете по-настоящему! Они же, бедные, после ваших фильмов с трясущимися руками уходят! Такое чувство, что к зрителям Вы относитесь как к подопытным кроликам...

- Взгляните на это с другой стороны - человек смотрит фильм, где столько кошмарного, что он все время мучается, временами просто глаза не может поднять от ужаса, и вдруг через час он на экране видит маленькую травинку, абсолютно обычную. И из-за того, что до этого было столько отвратительного, он на эту травинку смотрит, как в первый раз в жизни, и думает: а ведь у меня рядом с домом целый луг с этой красотой! Иногда человек должен прийти к чему-то хорошему и доброму через страх.

- Как Вы снимаете страшные сцены?

- Многие даже боятся заходить на мою съемочную площадку, потому что в эти моменты там действительно неприятно находиться. Игорь Клебанов - великолепный оператор, просто отказался снимать эпизод с отрубленной головой. У нас в "Научной секции пилотов" есть момент, когда спецназовцу раздробило ногу, которая попала в "стрелку". Очень хорошо было просчитано и отснято, как куски мяса и кости вылезают из-под работающей "стрелки", настолько хорошо, что всем стало плохо. Один человек у нас занимался только мясом, то есть просто укладывал его в штанину брюк этого спецназовца, другой - только кровью, то есть все вокруг поливал, третий, установщик трюков, моделировал, как нога вдвигается в "стрелку". И каждый все делал профессионально. А когда все вместе соединилось, они увидели это и сказали: "Бр-р, ну и кошмар!"

- Как известные актеры соглашаются сниматься в ваших фильмах? Например, Лидия Федосеева-Шукшина совсем не похожа на женщину, которая в жизни может кормить пираний живыми тараканами...

- А она талантливый человек, вот и все. Талант - это всегда поиск необычного, нового. Кстати, у актрисы был свой метод общения с тараканами. Она называла их по именам наших политических лидеров, которые ей не нравились, и дело тут же пошло. Она могла спокойно их брать руками и даже к ним потом привыкла. Кстати, эти тараканы сейчас живут у нас дома. Мы их оставили, убивать или выбросить жалко, моя жена Танюша теперь за ними ухаживает. Они нас с ней уже различают. На меня шипят, а на нее нет. Это большие такие тараканы, мадагаскарские. Их у нас четверо. Может, скоро даже приплод будет...

- А с пираньями как было? Эти-то пострашнее...

- Я хотел, чтобы с ними все поострее случилось, но, увы, издержки производства. Нам рыб привезли молодых, поэтому не очень активных, и с ними как раз все было буднично. Все ждали-ждали от них чего-то такого, но... Как-то декорации, оформлявшие аквариум, упали на дно - рыбы почему-то испугались камеры и бросились в одну сторону. Их дрессировщик уехал. Тут возникла пауза - все поняли, что кому-то сейчас придется лезть в этот аквариум руками, чтобы все установить снова. Оператор говорит: "Ну-у, плохо все - надо поднять декорации..." Но он сразу от этой миссии стал отбиваться: "Мне же руки нужны - на клавиши нажимать!" Осветители тоже особого рвения к этому делу не проявили. И мы стали выяснять: кто больше всего в этой ситуации ответственен. Наконец сошлись на том, что рыба - это реквизит. Все тут же посмотрели на реквизитора Сергея Иванова. Тот понял, что бежать некуда, и направился к аквариуму. Все затаили дыхание. Я в этот момент специально посмотрел вокруг: у людей в глазах было ожидание - что будет?! Пираньи все-таки. Сергей все декорации поднял - и все. Спокойствие рыб, скажем так, всех несколько разочаровало.

- Вас считают альтернативным режиссером, не похожим ни на кого. Как же надо строить свой фильм, чтобы его все признали альтернативным?

- Я вообще не думаю, что кино должно быть альтернативным. Альтернативное кино - это просто путь к тому, чтобы тебя заметили. Я не за такие работы, а за индивидуальные. В идеале каждый режиссер должен быть жанром. Например, существует жанр "Георгий Данелия".

- Вы являетесь председателем общества любителей каннибализма. Чем занимается ваше общество?

- Безусловно, это разговор не для прессы. У нас существует график - раз в неделю мы обязаны съесть по человеку... Это знаете, как дежурство в общежитии на лестничной площадке. У нас тоже в каждом районе есть свои ячейки, которые периодически собираются. Я, как глава общества, обязан посещать эти трапезы.

- Откуда Вы берете, м-м-м, свои деликатесы?

- А просто на улицах. В основном, конечно, мы кушаем пожилых людей, ведь все-таки надо смотреть в будущее, поэтому и выбираем наименее ценных для завтрашнего дня. Молодежи-то еще расти и расти, развиваться, так что уж если кого-то есть, то пожилых. Хотя они менее вкусные, конечно. Но приходится - нужно же занимать какую-то гражданскую позицию...

- Почему Вы взяли псевдоним И? Что это означает?

- Китайское слово "и" имеет много переводов. Самое буквальное определение - "первый". Скажем, по-китайски, Петр Первый будет писаться как "Петр И". "Первый" - это только одно из всех значений, всего их около пятидесяти. К тому же это не псевдоним, это моя родовая фамилия.

- Ваше творчество очень необычно. Может, это просто попытка любыми средствами выделиться из толпы?

- Да. И это тоже. Все равно же найдется человек, который так и скажет: "Да это все делается только ради того, чтобы привлечь к себе внимание!"

- И Вам совершенно наплевать, как о Вас говорят, плохо или хорошо?

- Аб-со-лют-но.

АЙГУЛЬ

Свежие записи