Калейдоскоп интересных событий в мире и фактов из жизни

«А дальше будь что будет…»

Исповедь беспризорника

У каждого нормального человека - будь он ребенок или взрослый - есть свой дом, своя семья. Но ни для кого не секрет, что есть люди, у которых нет ни первого, ни второго. И что самое печальное, на улицу попадают не только убеленные сединами "лица без определенного места жительства", но и подростки. Тринадцатилетний Слава - один из тех, кто вынужден скитаться по улицам и вокзалам.

"Ну чего тут интересного? Ну сбежал я из дома. Давно. Полгода назад. Не нравилось мне там. Отца своего я никогда не видел, мать вечно таскала домой пьяных мужиков, с которыми все время пила. На нас с братьями не обращала никакого внимания. Спали мы на полу в ее старых тряпках. Паркет давным-давно кому-то продали, а окна, которые мужики разбили во время пьянок, мать попросила своего хахаля забить фанерой.

Она никогда ничего не готовила, и когда нам очень хотелось есть, мы ходили к помойке рядом с кафе. Но сначала еще ничего было. Она жила с очень тихим мужиком, а потом его прогнала и привела другого. Он как напивался, начинал за ней бегать с ножом, а если кто-нибудь из нас попадался, бил. Витьку, моего брата, один раз так отделал, что он два месяца весь в синяках ходил. Мне все это осточертело, и я ушел.

Теперь я сам себе хозяин и делаю все, что хочу. Захочу - мороженое куплю, захочу - в другой город поеду. Не страшно ли мне? Да ты что?! Чего бояться-то? Я уже не новичок и с голоду не помру. Это сначала мне было тяжело. А потом я познакомился с пацанами, они меня научили многому - где жить, где деньги зарабатывать, как от всяких козлов отвязываться.

Зарабатывает у нас каждый по-разному. В основном просят милостыню или машины моют, многие воруют. Я лично стою в переходе рядом с вокзалом. Ничего, на жизнь хватает. Старушки всякие подходят, тетки. А там самое главное написать на картонке чего-нибудь такое жалостливое и вид соответствующий сделать. Я умею писать, и некоторые из наших подходят и просят им написать, потому что сами не умеют. Недавно тут ко мне подходил одиннадцатилетний пацан. Так он ни разу в школе не был. Мать не отдала.

Но мы еще ничего, мы для себя деньги просим. А есть такие, которых родители посылают. Пишут им, что у них умерла мать, и гонят на вокзал. Ну, естественно, всю выручку они забирают себе на пьянки, если у пацанов не хватает ума припрятать чего-нибудь. А если их предкам с перепоя покажется, что денег мало, они их бьют, чтоб в следующий раз больше приносили. Так что фиг там себе чего-нибудь отложишь. Некоторых заставляют побираться посторонние мужики и бабки, с которыми потом приходится делиться.

Ну а девки продаются. У нас на вокзале шляется несколько таких. Лет им по четырнадцать-пятнадцать. Продают их взрослые тетки - сутенерши. И мужики расплачиваются всегда только с ними, а девок этих только кормят и поят, чтоб с голоду не померли.

На вокзале много всякого народа шляется. Некоторые живут там - когда денег на водку не хватало, квартиры продали. Ну они тоже просят и воруют.

Недавно познакомился с одним пацаном. Он со своей сестрой вместе бродяжничает. У них есть еще шестеро братьев и сестер. Мать от них сбежала, ушла к мужику в соседнюю деревню и запила там с ним. Они остались при бабке восьмидесятилетней, и она тоже пила, а когда надиралась, гоняла их палкой. Что они, дураки, что ли, с ней жить? Ну и сбежали...

Конечно, время от времени нас всех заметают в приемник-распределитель, но потом отпускают. Увозят к родителям, а мы снова делаем ноги. Меня как-то раз тоже отвезли к матери, так я на следующий же день от нее отделался. Она, наверное, и не заметила. Есть у нас такие, которые плачут в милиции и упрашивают не отправлять их домой, а некоторые прикидываются дураками и говорят, что не помнят свою фамилию.

Иногда к нам пытается фуфло всякое примазаться. Я их лично не перевариваю. Эти приключений ищут на свою голову, предки у них чуть не академики, а они туда же лезут - к нам. Мне тут ребята рассказали, как в милицию замели сына директора банка, который спер у отца не помню сколько штук баксов и приперся в Москву. На тебе, приехал. Ну его и отправили обратно к папаше. Вот он его, наверное, выдрал! И чего они прутся, если даже от милиции не могут отвинтиться?

Я, слава Богу, не такой. Если меня даже кто-то побьет, я не заплачу. Никакой чесотки я тоже не боюсь. Вши у меня уже давно. Ничего, уживаемся.

Иногда бывает нелегко. Народ у нас злой, не всегда хорошо подает. Ребята рассказывали, раньше больше собирали. Хорошо еще, что мы живем вчетвером. В плохие времена делимся друг с другом.

Беженцы? Да ты что? Мы с ними вообще не общаемся. Они по-нашенски и разговаривать-то не умеют, лопочут чего-то по своему. Они летом живут со своими предками в шалашах и вместе бомжуют, а зимой куда-то смываются.

Чего дальше делать буду? А кто его знает. В школе я не доучился. Да и что мне там делать? Я и без математики проживу. Мне тут ребята старшие предлагали один раз сходить "на дело" - квартира у них была хорошая на примете. А я чего-то сдуру испугался. С ними Васька пошел, так столько жратвы принес! Мы аж три дня объедались. Ну ничего, когда еще раз предложат, я обязательно пойду. А милиция - чего ее бояться? Все мы там будем.

У нас был один дурак. Все мечтал в интернат попасть, чтобы выучиться, а потом работу найти. Ну и попал. Два месяца терпел там разные разборки, а потом не выдержал и училку свою чуть не зарезал. Ну, естественно, его и спровадили в милицию. Не знаю даже, чего сейчас с ним. Наверное, в колонии сидит.

А я плевать хотел на все эти интернаты. Мне и так неплохо живется. А дальше будь что будет. Хотя поначалу, когда я еще маленький был, ну совсем дурак дураком, я часто плакал и думал, что моя мать ненастоящая и скоро за мной придут настоящие родители. Они увезут меня домой и каждый день будут варить мне суп, спать я буду в теплой постели, а по выходным мы будем ходить в зоопарк. Я каждый вечер ложился спать с мыслью, что завтра за мной приедут. Но никто так и не приехал.

Алла ТУЧКОВА

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Московское УВД на железнодорожном транспорте и начальника отдела по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних на Ярославском вокзале Татьяну Кочерыгину.

 

***

За десять месяцев 1996 года на железной дороге Ярославского направления было задержано около 1800 детей и подростков, что на 500 человек меньше, чем в 1995 году. Возраст малолетних преступников уменьшился до 8 лет.

Свежие записи