Калейдоскоп интересных событий в мире и фактов из жизни

Один и тьма

Сколько времени человек может провести под землей в одиночестве? Точнее - в старинной заброшенной каменоломне, лабиринте подземных ходов и гротов - очень опасном и запутанном лабиринтe, где одни ходы - узкие шкуродеры, а свод других теряется в чернильном мраке над головой - мраке, что не протиснуться при всем желании без риска вызвать на себя обвал нагромождения камней; свод других теряется в чернильном мраке над головой - мраке, что не в силах рассеять слабенький свет фонаря-налобника... Вокруг - острые сколы камней, глина обвальных конусов, известняковые плиты, ну и, конечно, знаменитые каменные "сосульки" - сталактиты - и фантастические, застывшие в вечности, соцветия кристаллов кварца и кальцитов.

Температура - круглый год - плюс 12 градусов по Цельсию, влажность близка к ста процентам. Воздух абсолютно стерилен - таково удивительное свойство любой пещеры в известняке. Тьма, естественно, также абсолютна, по крайней мере вне конуса света фонарика или свечи, что удобнее для постоянного освещения грота. И также абсолютна тишина.

Знаменитый французский спелеонавт Мишель Сифр провел один под землей без выхода на поверхность 207 суток - то есть почти семь месяцев...

Мое предельное время пребывания в два раза меньше.

Я погружаюсь во тьму в научных целях. Мое снаряжение: налобная осветительная система довольно сложного устройства (яркость света в ней регулируется автоматически в зависимости от окружающей тьмы или от расстояния до освещаемого предмета), удобный лавсановый комбинезон с мягкими теплоизолирующими вставками на коленях и ниже спины, теплый пуховый спальник, "пенка" - не пропускающий холода каменно-глиняного пола пенополиуретановый коврик, капроновый обитаемый модуль (мой уютный подземный дом, в котором я провожу большую часть времени), для приготовления пищи - газовая горелка и баллоны к ней на все время погружения, запас аккумуляторов для "налобника" и свечей для освещения модуля и грота, магнитофон с запасом кассет (радио под землю не пробивается), книги, продукты и приборы, приборы, приборы...

Приборов очень много. Часть - самодельные, часть - вполне официально применяемые в медицине и геофизике. Каждый час с их помощью я провожу массу измерений - в основном того, что касается моего тела и обмена веществ: измеряю температуру, пульс, давление, акустические и визуальные реакции и многое другое. Это достаточно сложная и кропотливая работа, иной раз кажется, что от нее можно сойти с ума... Зачем все это нужно?

Есть такое понятие, как биоритмология. Дело в том, что вся наша жизнь состоит из огромного числа ритмов, позволяющих не остаться без куска хлеба насущного шарлатанам-астрологам, ну и мне, этот кусок хлеба у них отнимающему.

Одни ритмы определяют многолетнюю социальную и творческую активность людей, чередование в их жизни определенных событий (причины, вызывающие их, отчасти известны). И так же отчасти известны механизмы этих влияний - я имею в виду 12-летние и 9-летние циклы. Другие ритмы - более краткие - получили название "физического", "эмоционального" и "интеллектуального", их продолжительность, соответственно, 21, 28 и 33 дня. Механизмы их воздействия и причины не изучены. Но есть гораздо более краткие пульсации - так называемые "суточные", двухчасовые: каждые два часа у человека некий "плюс" активности сменяется "минусом", торможением. Исследованием ритмов на самом себе, как на самом подходящем для этой цели объекте, я и занимаюсь.

Новые данные в этой области могут очень много дать человеку. Ведь зная, когда у тебя будет "плюс" некой активности - скажем, интеллектуальной, - можно именно тогда заниматься какой-то сложной, "умной" работой. В соответствующий "минус" браться за учебники просто бесполезно: только время зря убьешь. Известно также, что одни лекарства лучше действуют в "плюсе", другие - в "минусе" нашей активности. Зная, что надвигается "минус", нужно быть более внимательным за рулем или на работе. В "плюс" же можно расслабиться: и так все будет удачно.

В космонавтике - для подбора экипажей - и в акванавтике знание природы этих биоритмов просто необходимо.

Но почему этими исследованиями занимаются под землей, в пещерах? Очень просто: дело в том, что на поверхности земли невозможно оградиться и отстраниться от внешних, наносных влияний и помех, в том числе влияющих на работу очень чувствительной аппаратуры. Под землей же для этой работы сама природа создала идеальные условия.

И риск - неизбежный риск пребывания под тысячами тонн давящего камня - и боязнь заблудиться, остаться без света, постоянная изматывающая влажность и прохлада - все это ничто по сравнению с результатами, которые можно получить. Ну и, разумеется, ни с чем не сравнимый кайф пребывания под землей. В пещере.

Если не верите - попробуйте сами хоть раз. Хоть на сутки, на двое - удалитесь в мир чудесного, чарующего спокойствия и подлинной Красоты. Вернетесь совсем другим человеком. Если вернетесь, конечно...

Сергей ГУСАКОВ

Свежие записи